Четверг, 21.09.2017, 18:49
Приветствую Вас Гость | RSS

Форма входа

Поиск

Статистика

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Главная » Статьи » Статьи

Пони (эксмур, ньюфорест, уэльс, дартмур, шотланд и шетланд).
Пони.

Что популярность пони увеличивается с каждым годом, это не подлежит сомнению. Каждому мальчику более или менее богатого семейства в Англии покупается маленькая верховая лошадка и многие семьи, которые должны отказать себе в приобретении ландо и подходящих к нему внушительных рысаков, ищут и находят утешение в покупке пони с экипажем. А мало ли торговых людей в западной Европе, — мясников, булочников, виноторговцев, зеленщиков и т. д., — которым оказывает такие превосходные услуги при перевозке их товаров крепкие, невзыскательный и дешевый пони? Вот почему, оставив совершенно в стороне всевозможных хёнтеров, тех же кровных лошадей, но, так сказать, более дешевого издание, нельзя удивляться, что класс пони обладает на всех конских выставках такой притягательной силой для публики. Вследствие всех этих причин, надо смотреть, как на очень благодарную задачу явиться и перед специалистами, и перед профанами, в качестве защитника интересов этой породы. Мы с намерением говорим „и перед специалистами", потому что короткий и холодный очерк, выпадавший до сих пор на долю пони в иппологических сочинениях, доказывает, что даже авторитеты этого дела недостаточно до сих пор ценили социальное, так сказать, значение этой маленькой лошадки.

Больше всего представителей пони в Великобритании. В этом государстве улучшенного коннозаводства имеется не менее 5 типичных пород пони. Это пони из Энсмура, Ньюфореста, Дартмура, Валлиса, Шотландии и Шетланда (Shetland). Прежде чем перейти к более точному описанию этих различных разновидностей, мы не можем не упомянуть, что английский пони принадлежит к древнейшим лошадиным расам. Задолго до того, когда в Англии стали подымать вопрос об облагораживании туземной породы через скрещивание с лошадьми восточной крови, в болотистых округах британского государства существовали уже пони в диком и полудиком состоянии. И что последние происходили, как говорится, не от „скверных родителей", доказывается и славной ролью их на конских состязаниях. Это, напр., исторический факт, что первые скаковые лошади, о которых упоминается в хронике английского turf'а, были ростом в "14 hands 2 inches" (1,48 м.). Эти миниатюрные скакуны, кажется, долго держались на арене, потому что в 1748 г. несколько королевских призов было выиграно шотландским пони, ростом едва в „14 ладоней и 1 дюйм" (1,45 м.). Поэтому можно допустить с большою вероятностью, что полудикий пони прямой потомок выродившейся древнеанглийской лошади и дошедший только благодаря лишением, которые ему приходились переносить в болотистых округах, постепенно до своей малорослости. За такой вывод говорит и легенда, согласно которой финикияне привезли пони в Англию и употребляли его для доставки свинца, приобретаемого ими у туземцев.

По другому преданию, при крушении Армады были спасены испанские клеппера и употреблены для расплода в болотистых местностях Англии.

Хотя вопрос о действительном происхождении пони мы должны оставить открытым, все же в почтенном возрасте этой расы не может сомневаться тот, кто избрал предметом специальных занятий историю лошади.

Характерные свойства пони — мужество и неутомимость. В этом отношении пони имеет удивительное сходство с скаковою лошадью. Полукровная лошадь редко может быть подвергнута правильной тренировке, пони - же всегда; полукровная лошадь погибла бы в болотистой местности, чистокровная же, несмотря на привычку к теплой конюшне и заботливому уходу, выносит самые большие лишение и, как доказано многими примерами, присоединяется, без вреда для себя к живущим в полудиком состоянии стадам пони. Так, принадлежавшая лорду Портсмут чистокровная лошадь, по имени “Young Vengeance", убежав с пастбища, была найдена лишь спустя несколько месяцев, в Эксмурской степи. Другой чистокровный конь, „Allow Me", провел целую зиму в Дартмуре в обществе пони. Дознано кроме того на опыте, что полукровную лошадь очень трудно заставить углубиться в болотистую местность, тогда как чистокровная лошадь ничего не разбирая сама присоединяется к стадам пони. Вследствие этого едва ли будет ошибкою предположить, что с течением времени пони не раз смешивались с чистокровными лошадьми; по крайней мере едва ли можно иначе объяснить аналогию в продуктивности и темпераменте обеих этих лошадиных пород. Наиболее болотистые местности — родина лучших и самых крупных пони; основные же черты характера оставались одними и теми же.

Эксмур представляет огромную степь приблизительно в 30,000 акров (около 32,000 гектаров), из которых теперь большая часть обнесена изгородью и перешла во владение разных лиц, которые, смотря по размеру их доли в общем поземельном участке, разводят большие или меньшие табуны пони или, вернее, предоставляют им рости в полудиком состоянии. Характерными признаками настоящего эксмурского пони считаются: темно-гнедая масть с ослиной мордой или гнедая масть на туловище с черными конечностями (кроме того очень ценится светло-гнедая масть с более светлым оттенком под брюхом и на внутренней поверхности предплечий и бедер); рост, не превышающий 12 hands (1,22 м.); маленькие тонкие ушки, благородная голова, короткая шее, мускулистая, хорошо поставленные плечи, низкий зашеек, короткая, сильная спина, большая ширина над бедрами, свислый круп, длинное предплечье и бедра, короткое берцо, коровья постановка скакательных суставов.

Больше всего в этих животных бросается знатоку в глаза типичность всей их наружности. В этом отношении они превосходят все другие английские породы пони.

За то впечатлению вредит их слишком малый рост; так, большая часть кобыл едва достигает 1,18 м. Запрягать таких лилипутов в экипажи более чем жестоко, а ездить на них верхом позволительно разве только маленьким детям, но однако это не мешает и взрослым людям, на родине пони, позволять себе эту вольность. Желающему приобрести эксмурских пони лучше всего отправиться на конный рынок в Бэмптон. Там он может выбирать между сотнями; рыночная цена, смотря по возрасту и достоинству, колеблется между 3 и 10 фунт. стерл. за экземпляр.

Нью-Форест, этот обширный лес недалеко от Лондона, представляет, так сказать, один большой завод пони. Однако кобылы, числом около 1,200, не соединены в одних руках, но каждый из управляющих лесными участками, так называемые “commoners" держит несколько племенных маток и занимается разведением пони, хотя эти животные почти вполне предоставлены самим себе. Жеребцов около ста двадцати, они свободно бегают с кобылами по лесу и в отношении случки не подчинены никакому контролю. Ни жеребцы, ни кобылы или жеребята не попадают никогда под крышу и кто не в состоянии переносить зимних лишений, тому предоставляется околевать; владельцу же остается утешительное сознание, что экземпляры, пережившие зимнюю стужу, настоящие крепыши. Как велики могут быть подобные потери, видно из того, что в течете суровой зимы 1887—1888 г. в лесу Нью - Форест погибло не более 60 пони.

Нью -Форестский пони больше эксмурского — средняя вышина его 1,32 м., — он не так типичен, как последний. Это, конечно, можно приписать частому смешиванию крови, происходившему в лесных дебрях Нью-Фореста. Прилив чуждой крови, как говорят, восходит до времен Кромвеля, когда королевские всадники загоняли своих лошадей в лес, чтобы спрятать их от войск протектора. В наши времена неоднократно употреблялись для освежение крови в области нью-форестских пони арабские жеребцы, большей частью подарки восточных государей членам английского королевского дома. О значении этого восточного скрещивания мнение расходятся. Если верить „коммонерам", то продукты первых скрещиваний с арабскими лошадьми получились весьма удовлетворительные, зато в позднейших поколениях благородная кровь не замедлила сказаться. Против всеобщего, повсеместного применение арабского коня к разведению пони, вероятно, можно будет возразить только то, что арабская кровь дает пони большие размеры и меньше крепости, следовательно лишает эту породу лошадей части ее типических свойств.

Но если с другой стороны принять во внимание, что фактически существует не малый спрос на больших, благородных пони, и что пресловутая крепость достигается за счет других, в экономическом отношении более важных свойств, то нельзя придавать особого значения упомянутым невыгодам восточного скрещивание.

Кроме того остается еще обратить внимание на то, что употребляемый в настоящее время в Нью-Форестском коннозаводском округе материал жеребцов чрезвычайно плох качественно, — факт, получивший яркое освещение благодаря предложению лесного ведомства „убить всех скитающихся в лесу жеребцов и вместо них разместить двадцать пять хороших производителей". Не следует упускать из виду и того, что нью-форестские коннозаводчики продают каждого, мало мальски годного, жеребца и оставляют на племя лишь такой брак, который уже нельзя сбыть. С такими производителями и противным всем основным положениям иппологической науки методом выращивания, можно только удивиться тому, что нью - форестский пони вообще еще существует. Зато он и не выдерживает сравнение со своими эксмурскими родичами. Особенно в отношении благородства, положение плеч и постановки конечностей нью - форестский пони оставляет желать очень многого.

Уэльский пони также ведет ожесточенную борьбу за существование. Ему предпочитаются даже овцы. Когда травы на овечьем пастбище мало, пони должен уступить свое место, а если он заупрямится, на него натравливают собак! Поэтому настоящий уэльский пони считает каждую собаку своим непримиримым врагом и горе дворняжке, сунувшейся к нему слишком близко! По счастью повышенный спрос на годный мaтepиaл пони оказал и в Уэльсе благотворное воздействие на условия выращивания этих животных, так что теперь полуголодные, истощенные пони встречаются все реже и реже. О тщательном уходе за нарождающимся поколением, положим, все еще нечего сказать, и в Уэльсе точно так же, как в Эксмуре и Нью-Форесте пони в зимнее время должен искать себе корм под снегом. Этим условием и вместе дурному качеству материала жеребцов следует приписать, что большинство рожденных в Уэльсе пони годятся только для службы в каменноугольных копях. Немногие более удачные животные подходят за то очень близко к идеалу пони. Они пользуются несокрушимым здоровьем, имеют хорошую побежку, и исполняют все, чего можно требовать от таких лошадок. Средний рост уэльского пони составляет 1,32 м., хотя встречаются экземпляры несколько большие, впрочем не чистого разведение. Другие отличительные признаки этой породы — длинный шелковистый волос на хвосте и гриве, большие умные глаза, железные кости и копыта, низкий затылок, несколько крутые плечи, короткая сильная спина и по-коровьему поставленные скакательные суставы. Уэльские пони хорошего сорта продаются обыкновенно за 7 —10 ф. ст. Лучшими рынками этих пони считаются Брэмптон и Бриан в Герфордшайре, Тэльгорс в Бриконииайре, Гэнтингтон и Нью-Реднор в Редноршайре, Нью-таун в Монтгомеришайре.

Драгоценный cardigan-cob в сущности представляет собою продукт скрещивание жеребца норфолькского рысака с кобылою горного пони, но с примесью чистой крови.

Хотя „кардиганкоб" на рынке по цене стоит выше чистого мелкого горного пони, однако он уступает последнему в работоспособности. Этих качеств впрочем от него и не требуют, так как он в роли коба, во всяком случае, выше других культурных рас. — Самые лучшие кобы выращиваются в окрестностях Виннстей.

Общество „Уэльских пони и кобов" выпустило по настоящее время 6 томов своего студ-бука.

Дартмурский пони меньше уэльского (1,22 м.) но в остальном имеет с ним так много сходства, что мы можем не посвящать ему отдельного описание.

Шотландский пони — называемый еще горцем или highlander — считается за свою кротость и понятливость лучшим пони в мире. Он достигает роста 1,28 —1,38 м., но во всем прочем очень мало отличается от других маленьких пород пони, с которыми у него общего тонкая голова и коровий зад. Изумительна способность этого маленького животного носить несоразмерные с его ростом тяжести. Нести пятипудового шотландца по всякой дороге, по-видимому, нисколько не затрудняет настоящего „горца", хотя со стороны просто страшно смотреть, как великан-всадник должен подгибать колени, чтобы не задевать ногами земли. По отношению его работоспособности мы упомянем, что уже существует в Англии кавалерийская часть, так наз. Lord-lovats-ecouts, которая пользуется исключительно шотландскими "гарронами".

Этим лошадям не хватает только лучшего положение плеча, для того, чтобы соответствовать всем требованиям кавалерийского ремонта. Многие опытные кавалерийские офицеры, в том числе лорд Тулибардин того мнения, что этот недостаток можно устранить путем скрещивание отборных гарронских кобыл с соответствующими чистокровными жеребцами. Впрочем, едва ли возможно достигнуть намеченной цели этим способом. Было бы рациональнее воспользоваться скрещиванием с так называемым fellpony, у которых плечо хорошо постановлено. Наконец, что касается пони шетландских островов (см. рис. 32), то эта разновидность, по-видимому, вымирает. На это указывает, между прочим, то обстоятельство, что за кобыл, которых прежде можно было приобрести за 3 — 5 ф. ст., теперь должны платить 10—12 ф. ст. Средний рост настоящего шотландца составляет 1,15 м. Животные, переходящие эту норму, имеют значительно меньшую рыночную стоимость, почему предпринятое несколько лет тому назад скрещивание шетландских пони с арабским жеребцом было не удовлетворительно уже потому, что приплод вышел слишком крупным. Самые распространенные масти: караковая и вороная. От исландских пони, которые иногда продаются за настоящих шотландцев, последние отличаются большим объемом и значительно более благородной формой головы. Большая выносливость свойственна им так же, как и всем другим породам пони. Таким образом животные, которые работают 25 лет и живут 30, отнюдь не считаются исключениями.

Пони шетландских островов представляют собою аристократов лошадиного рода, так как имеют ряд весьма древних предков.

Можно доказать по историческим данным, что уже северные викинги, которые на своих драконообразных кораблях посещали шетландские острова, находили там замечательно мелких лошадей. С тех пор они, конечно, ростом не увеличились, голодая и страдая постоянно от холода. Если во время зимних бурь, они не находили никакого корма на горах, то спускались на берег и во время отлива питались водорослями.

К половине прошлого столетия заметили, что в угольных копях шетландский пони, благодаря своим карликовым размерам и выносливости, представляет лучшую рабочую лошадь. С этого времени стали повышаться цены на него. За пони, стоившего 4 — 5 ф., стали требовать уже 15 — 20 ф. Это повышение цен и другие соображение побудили маркиза Лондондери организовать на островах Бреесей и Мос в 1873 г. особый завод для этой породы.

Продукты этого завода вскоре приобрели такое значение, что на ежегодных аукционах в Sigam-Harbur'e являлись покупатели со всех частей Англии и Шотландии, разбирая товар по высоким ценам. Из этого можно заключить, что правильное разведете пони может дать хороший доход, а когда названный лорд в 1896 г. решил закрыть предприятие, то заводский материал и потомство были распроданы по громадным ценам.

Распространение правильно воспитанных пони в различных частях страны произвело весьма благотворное влияние на разведение шетландской породы. Во многих местах возникли новые заводы и наконец пришли к убеждению, что первоначальный „шельти" (шетландский пони) на улучшенной почве Глаучестершира, Кента и Эссекса развивается не хуже, а может быть и лучше, нежели в родных горах.

На самых шетландских островах уже встречаются заводчики, которые по примеру маркиза внимательно отбирают заводской материал и при воспитании молодняка поступают с большим пониманием дела.

Первый том "Студ-бука шетландского пони" появился в 1891 г. С тех пор разведение пони развилось в важную промышленную отрасль на шетландских островах. Самым крупным заводчиком можно считать м-ра Мекензи в Лейхарсе, но английские специалисты ставят еще выше завод г-ж Гопе.

Этим можно было бы и завершить список английских пород пони. Хотя в различных частях британского государства кроме упомянутых здесь пород и разводят еще маленьких, облагороженных лошадей, которые благодаря росту в 15 hands (1,53 м.) называются „пони" но это в большинстве случаев только мелкорослые лошади, а не продукты чистого разведения пони.

В прежние времена такие „случайные пони" были известны под вышедшим уже из употребления названием „galloways".

В настоящее время в Англии существуют „New forest pony association" (адрес: 72, High Str., Lymington) и „Hants u Shetland pony - Stud-book society (адрес: 3, Golden square, Aberdeen.), куда и следует обратиться в случае необходимости приобрести пони несомненно чистого происхождения. В последнее время Северная Америка выписывает пони массами в города, в сады, для детских увеселительных поездок, на курорты и т. п.

Среди „полупони", полученных от скрещивания с чистокровными лошадьми, следует искать героев игр — Поло и пони; под эгидой Polo and Riding Pony Society (адрес: 12, Hanover sq. London) эти зрелища достигли небывалого развития. Так, в 1890 г. в „Pony and Galloway Racing Calendar" было занесено не менее 499 пони. Кто хочет составить себе еще более определенное понятие о продуктивности таких миниатюрных рысаков, тот пусть наблюдает их в Понтипуле или Гэрлингэме. Если он умеет ценить благородство, изящество и красивые движения лошади даже тогда, когда она носить скромное имя „пони", то он не будет раскаиваться в своей поездке.

Более или менее известны и высоко ценятся также пони исландские, норвежские, шведские, корсиканские и гуцульские. Однако ни одна из этих пород не может равняться с английскими пони, которые в отношении благородства и аллюров, превосходят всех своих сородичей.

Источник: http://www.horses-russia.ru/page-id-334.html
Категория: Статьи | Добавил: $DozhdiK$ (02.10.2009)
Просмотров: 3368 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: